Лето и осень — время багги и квадроциклов. 

 Болота, реки, горная тайга препятствуют доступу к хребтам и вершинам Северного Урала.

Polaris HighLifter 1000 в пермской аномальной зоне
Квадроцикл Polaris HighLifter 1000*

Наездники-экстремалы вдумчиво готовят технику к трудным экспедициям — ставят обвесы и лебедки, усиленные стойки и большие колеса, защиты днища и много чего ещё… Всех преобразований не перечесть, да и незачем. Ведь важен результат — дошли до цели или нет.

Polaris HighLifter 1000 в Зоне М
На уральском плато

Квадроцикл «Хайлифтер» предназначен для горных склонов, а взрезать болото для него, что патологоанатому вскрыть труп. 

Впрочем, встречаются живые болота, которые смиряют пыл «Хайлифтера», и тогда в ход идут лебёдки, блоки и обхваты…

Polaris HighLifter 1000 у переправы через уральскую реку
У переправы

По утрам, выбравшись из палатки, Пилот подходил к квадроциклу и приветствовал его:

— Хай, Лифтёр! Послужишь верно?

 

Polaris HighLifter 1000 в Зоне М
Лифтёр

Пилот спускался к речке Вапсос и, совершив омовение чистой до невидимости водой, шел под навес на завтрак.

Тракторист однажды заметил:

— Сегодня ему карабкаться по скалам и курумникам. Не забудь вечером благодарность объявить.

Утро было пасмурным, невеселым. С ночи моросил дождь. Но моментами в хмуром небе стали появляться голубые просветы. Горы рядом — погода меняется быстро. И потому решили выждать час в надежде, что дождь иссякнет.

Пилот откинулся на шатком туристическом стульчике, вытянул ноги, сказал:

— Всякий раз, как говорю это дурацкое «Хай, Лифтёр!», вспоминаю женщину, живущую в лифте.

— Разве такое возможно? — Спросил Эльф.

— Почему нет?

— Поведай!

— Сначала ещё заварим чай с ягодами.

— Не вопрос…

Свежий чай совершенно расположил Пилота к повествованию…

 

Районная больница на Урале
Обычная районная больница

…Районные больницы зачастую располагаются на окраинах российских городов. Построенные в далекие советские времена, обшарпанные и тусклые, они стоят как старики, едва держась на ногах и опираясь на небрежно побеленные колонны.

Ветхие и безотказные, они неизменно дают приют и надежду больным и старым людям. Случается, иным больницам улыбнется бюджет — здание покрасят, колонны наново побелят, подлатают крышу…

Но сколько не латай, стены насквозь пропитаны болью и тяжелым духом уходящей жизни. А деревянные перекрытия устали держать кровати, наполненные горем и разочарованием

В такой вот больнице на окраине большого города заведовал отделением хороший приятель Пилота — нейрохирург Станислав, попросту Стас.

    Пилот был изрядно трачен экстримом: локти, плечи, колени и…голова, конечно, неоднократно подвергались травматическому воздействию. Горный велосипед и горные лыжи, дайвинг, снегоходы и квадроциклы — всё оставило свой след на бренном теле Пилота. Уже с неделю по ночам болело плечо. Днем оно ведет себя тихо, но стоит лечь в кровать, плечо сразу начинает ныть и тукать. И вот Пилот с большой неохотой приехал показаться Стасу.

    Назвав бдительному охраннику заветное имя, Пилот прошел в вестибюль. В конце коридора располагался туалет. Выйдя из туалета, Пилот оказался прямо напротив распахнутых дверей большого больничного лифта. Он предназначен для транспортировки каталок с лежачими больными, таких каталок в нем помещается две и ещё место остается для персонала.

    В широком проеме лифта неспешно передвигалась невозмутимая дама, чей облик стал неподвластен вечности. Сухое равнодушное лицо, бордовые волосы уложены в высокую прическу. Взор блёклых серых глаз твёрд, как кристалл.

    Лифт внутри был огромен точно однокомнатная хрущёвка. Белые стены и потолок отдавали бледной синевой, хотя лампа на потолке была теплой, электрической. В углу стояла тумбочка и древнее кресло-кровать, покрытое обрезком ковра. Служительница лифта, вдавив на пульте нужную кнопку, неизменно усаживалась в кресло. Даже на поездку в один этаж.

    Сейчас она остановила взор на Пилоте и довольно долго сканировала его глаза и лик. Вымолвила:

— Лестница — там. Здоровых не возим.

Пилот схитрил:

— Не знаете, доктор Чурсин у себя?

— А-а… Ты к Стасу.

«Надо же как она запросто про начальство…» — Не сказал вслух Пилот.

— Входи, довезу. — Хмыкнула. — Как раз по пути.

Она закрыла двери, задвинула решетку и глухим потусторонним голосом сообщила о скудных правах пассажира. Лифт вздрогнул, и выше этажом ангел коснулся острия скальпеля. Белые стены закачались и тронулись в путь.

    Пилот зашел в кабинет Стаса задумчивый и томный.

— Привет, не отвлекаю от свершений?

— Привет, посиди чуток. — Стас кивнул на диван. Он шустро заполнял какие-то медицинские протоколы. Породистая голова, узкое лицо с почти орлиным носом. Светлые волосы с малозаметной сединой откинуты назад и схваченные резинкой в короткий хвост. Под столом горели оранжевые брюки и алые туфли. Из-под халаты выбился лацкан темно-зеленого пиджака. Зеленый галстук и оранжевый ворот рубашки завершали ансамбль.

«Как этот пижон столько лет работает в районной больнице…» — В который раз подивился Пилот. Но Стас являл собой классический пример того, как обманывает внешность. Он был лучшим оперирующим нейрохирургом в больнице и делал по несколько операций в день. Покидал больницу в редкие выходные и в разбитый напополам отпуск. Однако, внешность коррелировала с другой его чертой — он был деловой парень. И каким-то фантастическим образ заправлял торговлей брендовой одеждой. Пилот и сам занимался бизнесом, когда горы и океаны милостиво его отпускали. Но как вел дела, не отрываясь от медицины, Стас, оставалось для Пилота тайной.

— Что привело? — Стас закончил с писаниной. Вид у него был озабоченный. — Чай, кофе?

— Плечо. Но лучше чай. — Пилот пожал руку доктору. — Чем-то расстроен?

— Операция с летальным…

— Что-то сделал не так? Или сделал всё, что мог?

— Там всё переломано, позвоночник и…короче, без шансов. Клиент из ДТП. — Стас махнул рукой.

— Давай посмотрим твое плечо. — Стас пощупал, покрутил плечевой сустав. — А вот завалялся ли у меня дипроспан, это мы сейчас поглядим. Дипроспан завалялся, и Пилот получил инъекцию в плечевой сустав.

— Послезавтра ещё разок, и всё наладится.

— Низкий тебе поклон, доктор.

— Поклона лишку, ужин в японском ресторане в самый раз.

— Спасибо, что не в китайском.

— Отговаривать тебя от твоих экстримов, только язык сушить. Лучше я тебе чаю налью.

— Я же тебя не отговариваю не есть острого-преострого.

— Словами — нет, но молчаливый укор в твоих глазах сильно портит мне удовольствие.

— Ну, тут выход прост — не приглашай меня поужинать.

— Так я тебя не приглашаю, это ты меня японским рестораном завлекаешь. — И Стас повеселел, рассмеялся.

    Стас обожал острую, жареную, копченую, перченую пищу. У Пилота иной раз мурашки бежали по животу, когда он наблюдал, как Стас заливает стейк ярым чили, а салат укрывает перцем, словно черным снегом.

— Я вообще поражаюсь, что ты не забросил свой экстрим после той аварии. — Стас пригубил крепчайшего кофе.

    И правда — была авария. Благодаря ей (звучит, конечно, странно, но никогда не знаешь, за что Вселенную благодарить, а за что корить) Пилот познакомился со Стасом. Вины Пилота в ДТП не было, но перелом шейного позвонка и ушиб мозга он получил. Хороший знакомый Витя, анестезиолог в отставке, привез Пилота к Стасу на консультацию. Изучив пациента, Стас заключил, что лечение можно проводить на дому. Сделал назначения, выписал рецепты, а Витя начал ежедневные капельницы. Стас наведывался раз в три дня. Лечение прошло успешно, хотя головные боли долго ещё донимали Пилота. С той поры пациент и доктор стали добрые приятели.

— Слушай… — Отпивая чай, сказал Пилот. — Я удостоился чести проехать в лифте. Так магически повлияло на суровую даму твое имя. Такая, знаешь, колоритная особа… Её взгляд прямо-таки считывает мысли, а некоторые, похоже, стирает.

— А-а… Женщина, живущая в лифте… — Отозвался Стас.

— Она реально живет в лифте?

— Когда я пришел сюда, а пришел я давно, ещё интерном, она уже жила в лифте.

— Как это вообще…физиологически возможно?

— Туалеты и душевые имеются на каждом этаже. Как раз напротив её лифта. Санитарки приносят ей еду — в больнице, сам знаешь, четырехразовое питание. Одежду изредка просит купить. Зарплату она получает. Всё её имущество помещается в тумбочке. Не знаю, есть ли у нее зимняя одежда. Но знаю точно, что много лет она никуда не выходила.

— Лифт как келья… -Пробормотал Пилот.

— Да, похоже на послушание.

Стасу позвонили, и он начал давать указания по приобретению гуч-габбан… Пилот не стал дожидаться окончания разговора, пожал доктору руку и вышел.

Ноги сами повернули в сторону лифта.

«Интересно…» — Подумал Пилот, стоя перед белыми широкими дверями с круглым иллюминатором: «Она возьмет меня в лифт еще раз?». 

За дверями громыхнул лифт. Створки распахнулись. 

Продолжение во второй части.

Автор проекта — АлексТ  © А Е Титов 2019

Феномен оптических миражей хорошо известен. Существуют, также, миражи звуковые и некоторых местах они возникают с похвальной периодичностью…

Читать полностью »

По современным научным представлениям, мир, который нас окружает, состоит из вещества и энергии. И в любой материальной частице, в любом кванте энергии заложена информация.

Читать полностью »

Жила-была на границе Свердловской и Пермской областей гора с забавным названием Лямпа Кутимская, пока её в 2001-м году не переименовали

Читать полностью »
Фиолетовое свечение в Пермской аномальной зоне

Один из малоизученных феноменов Пермской Аномальной Зоны — свечения.
Они бывают разные — по цвету, размеру, характеру появления и исчезновения. Да и сама природа их, вероятно, разная.

Читать полностью »

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять