«Остерегайтесь Гримпенских болот», — заклинал прогрессивный английский писатель Артур Конан Дойл. Что нам эта Англия, если в родных краях хватает своих мрачных тайн? Тайга и ночь — идеальные декорации для настоящей уральской готики…

Зима… Нет, не лошадка — снегоход торит путь сквозь тайгу. Пилот и Тракторист направляются к хребту Ялпынг-Ньёр.

previous arrow
next arrow
previous arrownext arrow
Slider

Смеркалось.

Остановились на ночь на подворье егеря, что в тридцать километрах от хребта. Но ближе ночевать негде, а холодная ночевка в палатке — это на крайний случай.

Надо заметить, что люди разное сказывали про егеря. Говорили даже, что браконьеры устроили засаду и расстреляли его КАМАЗ. Вредный он, да странный.

Однако, Пилот решил, что они смогут расположить к себе егеря тем, что они не охотники, не браконьеры. В зверушек не стреляют и урон его угодьям не вчинят.

Таежная заимка
Заимка в глухой тайге

Сам егерь оказался человеком хотя и с тревожным совиным взглядом, но вовсе не зловещим. Ростом он был чуть ниже среднего, да перекошен на бок. Так что меж собой Пилот и Тракторист величали его Квази Модный (флиска у него была нарядная). 

На ночёвку пустил за «длинный» рубль без лишних разговоров. Поселил в небольшой гостевой избушке, холодной, да на отшибе от хозяйского дома. 

Жена егеря занесла ведерко с водой, и сказала, что давно к ним на ночлег никто не прибивался. Оттого изба давно не топлена.  Зимой турист в такую даль редко забирается. И то — до ближайшего поселка километров семьдесят. На весь хутор только они двое да три собаки.

Таежная приманка на хищника
Приманка

После долгого трека поужинали быстро. Тракторист сразу же завалился спать, а Пилот вышел полюбоваться на луну, медленно дрейфующую над кромкой далеких гор. Вернувшись в избу, загрузил полную печку дров и заснул, едва донеся голову к подушке.

А проснувшись среди ночи, долго не мог понять, кто стонет в темноте. Сообразил — Тракторист.

— Ты чего? Плохо, что ли?

— Душил, гад, душил! Насилу отбился!

— Да кто душил-то? Шариков?

— Фиг его знает, кто… Мужик какой-то в спортивном костюме. Высокий такой…сильный, гад! Не видел его?

— Не-а, я ж спал. — Пилот приподнялся на локте. — Кошмар что ли приснился?

Тракторист поднес руку к шее:

— Душил-то вроде во сне, а задыхался я по-настоящему.

— Знаешь, такое бывает, когда порчу наводят. Подружку на стороне завел?

— Да чур меня!

— Хорошо — не додушил.

— Хорошо! Я проснулся, а он к столу отошел, что-то взял и вышел.

Пилот встал с лежанки, попил из ковшика, глянул в окно и замер — посреди просторного неогороженного подворья стояла темная высокая фигура в легком спортивном костюме…с непокрытой головой. В руках — белая коробка. Ясное звездное небо и сочная луна. Мороз градусов двадцать. Кругом тайга и горы.

— Это он?

К оконцу подошел Тракторист:

— Блин! Он…  

Если к внутренним ощущениям добавить тревожной музыки, получится типичная сцена из ужастика.

Однако, едва Тракторист подошел к окну и уставился на душителя, тот, словно устыдясь своего поступка, повернулся спиной и слился со своей лунной тенью. Просвистел по крыше ветер, и тотчас луну прикрыло набежавшее невесть откуда облако.

Товарищи переглянулись — в упавшем сумраке фигуру было не различить. Спустя минуту случайное облако открыло луну — подворье было пустым, а снег белым…

Зажгли свет — решили попить чаю, а потом уже спать. Рука Тракториста, разливающая чай по кружкам, замерла.

— Вот оно что… — Медленно проговорил он.

— Что?

— Сахар он забрал!

Пилот пил чай без сахара, а Тракторист — с сахаром.

— Ага, вот, значит, что определило выбор жертвы… — Проговорил Пилот и добавил, усмехнувшись. — Сахарный душитель. Подойдет для тематического романа.

 

11

Пили чай. Припомнили — здесь в советские времена находилась зона и спецпоселение. Закрыли её в 60-е. Нет, зэки не кончились — кедр кончился.

Лет 10-12 назад они заезжали сюда летом на квадриках — всё лежало в развалинах и заросло подростом и кустарником. Но пришел егерь и поселился…

 А духи той зоны остались? Там, где страдали люди?..

08

 Странник меж двух миров — призрак зэка  — захотел сладкого призрачного чая? Только почему-то сахар он взял настоящий, а не призрачный… Пожалуй, всё же  спецпоселенец — одет он был не как зэк. И бродит он здесь оттого, что здесь закончился его бренный путь.

кукла шамана
Шаманы ушли, а куклы остались

Ранним утром собрались быстро. Февральский день недолгий, а трек как раз-таки долгий. Тракторист, укладывая кофр, бурчал:

— Нехорошее здесь место. Я сразу вчера почуял. Может, на обратном пути обойдемся без ночлега здесь?

— Так сахара же нет. Поди не придет.

— Сгущенка осталась.

Пилот усмехнулся:

— Согласен, рисковать не стоит…

На том и порешили — вернуться по своему же треку, к егерю не заворачивая. Пусть даже и ночью. Чем хорош снегоходный трек — все нехорошие места уже примечены, и виден он ночью, как днем. Так что ещё до рассвета будем на своей базе. Как говорится, уставшие, но не придушенные…

Продолжение приключений Пилота — в новелле  «Золотая баба».

Автор проекта — АлексТ  © А Е Титов 2019

Золотая Баба, она же — Зарни ань, она же — Сорни-эква, она же — Калтащ, она же — Сибирский (Славянский)

Читать полностью »
Уазик буханка перевернулся на реке Ивдель Пермская аномальная зона

В фильме «Платиновая арфа» есть эпизод «Генеральский брод», но нет эпизода о том, что было после преодоления брода. А было так…

Читать полностью »

Ещё в 5 веке д.н.э философ Зенон Элейский доказал, что нет ни времени, ни движения. Знаменитые апории Зенона не опровергнуты до сих пор.

Читать полностью »

Параллельные миры перестали быть исключительной темой для научной и ненаучной фантастики. Есть и более интересные теории.

Читать полностью »
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять